01:31 

Уходя, гасите свет и стирайте индексы

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь

Отчет Танис, предательницы домена Ликей

Море
Обнимет, закопает в песке
Закинут рыболовы лески
Поймают в сети наши души
Прости меня, моя любовь

Шум моря, запах степных трав и старинная песня… если не открывать глаз, на несколько секунд можно забыть, что это – только сочетание звуков и запахов, которое электронный друг включил, чтобы меня разбудить. Сегодня я в последний раз просыпаюсь дома.

Я люблю путешествовать и всегда с радостью собирала чемоданы, но в такую поездку не пожелаю отправиться никому. Даже сестре моей Валентине. Бессмысленно застываю посреди комнаты с почти собранным пакетом одежды – зачем мне столько? Игра длится недолго, а потом… скорее всего, больше ничего уже не понадобится. Как всегда, выручает электронный друг. Даже сейчас он помогает, подсказывает, что с собой взять, успокаивает.

Мне страшно. Я видела список получивших последний шанс. Читала электронные дневники бойцов Арены. Вспоминала Степь и ее обитателей, суровых монахов Аббатства, свое детство, проведенное на Фронтире.

Люди из этих доменов будут играть против нас, и, если судьба будет к нам благосклонна, то представители Ликея выйдут из этой игры победителями. Я пока не знаю, кто они, за исключением одного имени. Да, это она, Валентина. И здесь. Валентина выросла в Ликее, с раннего детства ее окружали утонченность и изысканность, но она сама никогда не была для меня примером. Она нарушала все неписаные правила, но каким-то непостижимым образом оставалась своей и любимой среди жителей Ликея. Я же, как ни старалась соответствовать, все равно была чужой.

И вот я стою на палубе старинного корабля, среди тех, кому выпал последний шанс на спасение. В первую очередь я хочу познакомиться со своей командой и договориться о стратегии игры. Можно играть по-разному – добавлять очков себе и соседям, или сводить на нет чужой результат. Я пытаюсь объяснить, что первый вариант выигрышнее, но тут меня ждет первый сюрприз – почти половина участников вообще не горит желанием играть, и это относится не только к нашему домену. Они говорят, что не хотят даже в этом подыгрывать машине.

В любом случае, не вредно подойти к терминалу и посмотреть свои игровые карточки. Здесь меня ждет сюрприз, еще менее приятный – огласив результат, голосовой модуль машины добавляет «Кстати, ты - предатель». Что же, и здесь я не найду своих.

Предателей всего пять, по одному в домене. Если учесть, что от каждого домена представлено от пяти до семи человек, получается, что предателей ненамного меньше. Просто еще одна команда, невидимая и затаившаяся. Какая разница, за кого играть? Ведь погибнут все, кроме нескольких выигравших. Так есть ли разница, кто они будут?

Но если предавать, придется жить среди своих, смотреть им в глаза, и хладнокровно заваливать все испытания. Хотя самое первое из них пока избавляет меня от выбора – требуются все качества, кроме тех, что есть у Ликея, и сейчас интересы домена и предателя совпадают. Как будто машина смеется – поставила перед выбором, и сама же отодвинула его время.

Тем временем вокруг обсуждают возможности отвода тучи и общего спасения. Анализируют прошлые случаи, говорят, что у них есть одна общая черта – представители разных доменов приходили к одному образу действий. Любым путем, от создания культа до убийства всех, кроме одной участницы. С этим все согласны, непонятно, что делать.

Программист Линус, которому удалось взломать машину, пытается собрать образцы жетонов с каждого домена и находятся наивные, которые ему верят. Нет, я не отдам свой и так небольшой шанс неизвестному человеку.
Франц Шульц говорит о свободе и противостоянии системе. О том, как он впервые пошел против машины и как собирается идти дальше. О том, что хочет захватить и разрушить Метрополис. Мне не по себе. Я помню его дневник. Знаю, что живущим на Арене приходится убивать, но некоторые из его действий… кем надо быть, чтобы разломать электронного друга?

Как ни странно, на корабле много детей и большинство из них не имеют индексов. Откуда они здесь? Сами не знают, говорят, привезли. Есть и одна взрослая, Тайра. Говорит, что была чиновником в Метрополисе, а потом не смогла выполнять обязанности. Потом призналась, что была уланом. У уланов некое подобие электронного друга имплантировано в мозг и они получают не советы, как мы, а предписания, которых невозможно ослушаться. Мне опять не по себе, но чувство совсем другое – я впервые задумываюсь, что электронный друг может и вредить. Нет, я не сумасшедшая и прекрасно знаю, что электронный друг – это голос машины, а машина выдает шанс, но одно дело – машина правосудия, а другое – личный электронный помощник.

Снова собираемся доменом, рассказываем о себе, вспоминаем, почему нас могла выбрать машина. Уже решили, что реальная причина, скорее всего, не совпадает с официальной. Хотя в некоторых случаях все ясно сразу – один из нас нашел старый храм Хранителей, другая написала философскую работу о сопротивлении системе. Валентина, оказывается, заступилась за ребенка. Надо же.

Рассказываю свою историю. Получается долго и нескладно. Поиски вдохновения, разочарование, попытки отвлечься, путешествия. Извилистая тропинка в старом парке через дорогу, по которой хотелось уехать далеко-далеко, и однажды получилось – вокруг появились незнакомые цветы и деревья. Я удивилась, но подумала, что это садовники посадили новые растения, и только дома догадалась поискать похожие фотографии в сети, и ничего не нашла. Единственный лист дерева, оставшийся с той прогулки, тоже не был похож ни на один из существующих видов.

Когда я подъехала на велосипеде к началу той тропинки еще раз, она была перегорожена, но я решила, что это сделано для удобства, наверное, в парке перепланировка и что-то перекопали, и все равно попробовала туда проехать. Да, там еще мальчик был. Обычный, только слишком легко одет для октября. Просил подвезти, я подвезла, мне не жалко. Он еще оглядывался по сторонам, как будто за ним гнались, но вокруг никого не было, только уланы вдалеке… ну да, уланы. Зачем ему от них бегать? Колеса велосипеда закрутились неожиданно быстро и реальность вокруг начала меняться, как картинки в калейдоскопе. В какой-то момент мальчик попросил остановиться, спрыгнул и убежал, а я попробовала найти дорогу назад и действительно, скоро оказалась у перегороженного места и даже встретила тех самых уланов. Они были очень вежливы, попросили больше не заезжать за ограждение, но ничем плохим для меня это не закончилось… думаете, все же закончилось? Неужели из-за мальчика?

Сколько разных теорий, чем дальше говорим, тем сложнее разобраться. И до сих пор нет общего мнения, что делать, чтобы отвести тучу. А туча все ближе. После каждого испытания стрелка барометра сдвигается на несколько делений. Кстати, второе испытание тоже провалено, и не без моей помощи. И сейчас я играла против своих. Неужели тучу притягивает предательство, мое и чужое? Следующее испытание касается и моего домена. И у меня скопилось много жетонов, которые могут помочь. Решаюсь и вбрасываю их все. В конце концов, двух предателей уже вычислили, неузнанных осталось трое, а испытаний еще много. С удивлением замечаю, что остальные тоже решают играть и не топить другие домены, и один из братьев Аббатства даже переписывает всех с указанием количества карточек. Честно ему сообщаю.

Игровые ставки сделаны, и в ближайшее время больше нечем заняться. Обращаюсь к собратьям по домену. Предлагаю заняться искусством и создать совместное произведение. Например, что-нибудь нарисовать. И мы рисуем дверь в надежде, что она может стать настоящим выходом на другую грань кристалла. Я намечаю контур, остальные прорисовывают подробности. Скругленный проем, ручка, открытый засов и замок, лежащий у порога. Кто-то говорит, что замок рисовать не нужно, но он же открыт. И маленькое окошечко на двери, в которое видно солнце, птиц и лес вдалеке.

Дети говорят, что заглянуть в 39 дверей, то сороковая, нарисованная, может стать настоящей. Одна девочка дошла до такой двери, но ее остановил улан, и с тех пор у нее исчез индекс. Они хотят сделать нечто, называемое «искорка», и эта искорка позволит пройти через дверь всем желающим. Еще они советуют скрывать все до последнего от Арены. Стараюсь не распространяться про дверь, но многие уже слышали.

И хочется рассказать про дверь хоть кому-то, но в кружке стоящих рядом людей все время хотя бы один, да из Арены. Вот девушка, явная химера – из аккуратно уложенной прически выглядывают рога. Заговаривает со мной, делает комплимент платью, и тут же одергивает себя – красивое, но непрактичное. Оглядываю ее костюм, очень удачный, но вдруг понимаю, что эта строгость и выразительный минимализм деталей не просто так. Наверное, их с детства учат подбирать одежду, чтобы в ней удобно было драться.

Из каюты, где разместили жителей Степи, раздается тихая музыка. Заглядываю к ним, они танцуют и общаются с духами. Танцевать с ними хорошо, а вот духи ничего толкового не сказали.

К очередному циклу игры выясняется, что это испытание прошли с большим избытком карточек и туча больше не приближается. Значит, все-таки предательство ее приближала? Решаю больше не вредить своим, тем более, что оставшихся предателей активно ищут, и я сама этот поиск активно обсуждаю и подбрасываю варианты.

И снова машина как будто смеется – моими действиями в этот раз нельзя повредить домену, любая комбинация карточек будет в его пользу. Спокойно иду к терминалу, но тут меня подстерегает очередная неожиданность. Машина мне предлагает место режиссера в следующем шоу с возможностью откорректировать данные о своем участии в этом. Взамен просит сведенья о создании второй машины.

Обещаю подумать. На первый взгляд, меня толкают на еще одно предательство, бОльшее и еще более гадкое, чем игра против своих. Но весь линкор уже знает, что машину ломал Линус и он же пытается сделать новую. Вот он, рассказывает всем присутствующим и невидимым зрителям по ту сторону камер о перспективах жизни без машины.

Возвращаюсь к терминалу и честно отвечаю на вопросы. Машина задает еще один – где эта вторая машина? На этот вопрос мне нечего ответить, но мне удается под видом интереса к своим будущим обязанностям выяснить кое-что о том, как в шоу отражаются реальные события игры, и эти знания неутешительны. Нас не транслируют в прямом эфире, бОльшая часть событий режется, оставшиеся могут скомпоновать как угодно и не факт, что не нарисуют того, чего не было.

Предупреждаю об этом Линуса. Это его несколько разочаровывает, но он полон планов и идей. Предлагает Ликею создать образ будущего без машины, ответить на вопрос «Каким оно будет?» Мне достается почти готовый документ, в который я вписываю несколько фраз об отведении тучи без участия машины. Мне нравится это придуманное общество, но я не вижу возможности его достижения. То общество, которое существует, машина удерживает в равновесии, хотя и ценой человеческих жизней. Если это равновесие рухнет, будет война, или полный хаос, и наверняка точно также погибнет множество ни в чем не виноватых людей. Это может дать шанс на новый мир без машины, а может привести к катастрофе.

Шансы. Опять шансы, как те, что выдает машина. Только здесь их даже оценить нельзя, слишком много непредсказуемых факторов.
Выглядываю в общее помещение и вижу, что стрелка барометра рухнула вниз. Значит, все-таки предательство?

Туча совсем близко. Все собрались и вместе обсуждают, что делать. Оказывается, за это время очень многие сняли индексы и окончательно решили не подчиняться машине. Дети собираются в круг, с ними Валентина, Тайра и еще несколько человек. Дети выбирают Командора и этим человеком оказывается Тайра.

Последние события я помню отрывочно.

Момент, когда все решают, что пора уходить. Дверь из нарисованной становится настоящей, но закрытой. Ищут ключ. Находят. Тайра открывает дверь, и дети уходят по лугу в сторону домика на краю леса. Часть нашего домена уходит, часть остается.

Я в последний раз задумываюсь – идти, или подождать? Здесь происходит много важного, но я вряд ли смогу серьезно повлиять на события. А самое главное, за дверью мой мир. Тот самый, с шумом моря и запахами трав. Разве я могу оказаться на пороге и даже не заглянуть?

Оборачиваюсь, вижу Валентину. Она не хочет уходить. Отдаю ей жетон, успеваю сказать, что в нем может быть шанс на спасение и должность режиссера следующего шоу, это можно попытаться использовать. Обнимаемся. Ухожу.
Взрослые, решившие уйти, переступают порог. Последнее, что я помню из мира доменов – слова Тайры «Я остаюсь, так надо» и звук закрываемой двери. Когда я обернулась, ничего, похожего на дверь, уже не было.
Я не знаю, что новая машина уже есть, и она - живое существо. Не узнаю, что линкор отправился в плаванье. И очень надеюсь, что никогда не узнаю о том, что индекс мой не стерся при переходе и через него старая машина наблюдает за моим новым миром.

PS Огромное спасибо всем мастерам и игрокам, это просто чудо, что на игре собралось столько замечательных людей, более подробно благодарности и пару слов от игрока напишу чуть позже, и так получилось очень много.

URL
Комментарии
2016-02-02 в 10:38 

Большое тебе спасибо за такого интересного персонажа!

2016-02-02 в 12:13 

Терри
Солнце инсайд/tassie bears coffee
Лукреция,
Классно пишешь)) Как мини-рассказ почти вышел)

2016-02-02 в 23:33 

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь
Лалаиф, :kiss:
Надо было перед дверью рассказать о предательстве, для полной неоднозначности образа :) но все так быстро происходило, что я не могла сосредоточиться
Терри, спасибо. Жалко, по игре почти не общались, было слишком много всего.

URL
   

Орисфера с индуцированной внутренней метрикой

главная